Разделительная полоса — быль.

Малыш, имя которого мы никогда не узнаем…

Прости нас, Малыш. Беги по радуге, веселись, играй... Забудь о боли и обидах.

Прости нас, Малыш. Беги по радуге, веселись, играй... Забудь о боли и обидах.

 

Он сидел на разделительной полосе дороги. Один. Маленький и несчастный… А вокруг расстилалось бесконечное поле.

Лапы и теплый живот быстро примерзали к ледяной корке. Надо бы отползти в сторону обочины, но сил не было. До утра было так далеко… Но,  Малыш с надеждой поднял морду к небу, пытаясь разглядеть в черной бездне радугу…

Радугу, где его ждет теплая постелька и кашка, которую варила хозяйка по утрам. В кашку она добавляла мясной фарш… А потом брала салфетку и вытирала его черный нос, ласково называя целовальной мордулей…

А потом они шли гулять. Он бежал впереди, веселый, задорный, оглядываясь, всем видом показывая прохожим, что он не один. Он знал, как красив, и, что хозяйке приятно слышать, как им восхищаются.

В парке, пока хозяйка, пристроившись на скамейке читала, он нарезал круги, проверяя свои прятки и заповедные места… Там было столько чудес, которые люди не могли заметить из-за своего роста и отсутствия обоняния… Пытаясь восполнить человеческую ущербность, Малыш приносил хозяйке «подарочки» в виде дождевого червя, или майского жука… Хозяйка вскакивала, смешно визжала и испуганно махала руками. А потом они играли в мяч…

А вечером смотрели телевизор… Малыш прижимался всем тельцем к теплому боку и подставлял живот под теплую нежную руку. Изредка успевая в ответной ласке лизнуть ее шелковым языком.

А когда хозяйка засыпала, он ложился на ее тапки, чтобы проснувшись, она ощутила его тепло… Однажды хозяйка заснула так крепко и спала так долго… В дом пришли чужие люди, и Малыш впервые узнал, что такое боль…  Он не знал, за что его били. Увернувшись от очередного удара ногой в живот, Малыш заполз под кровать и все ночь плакал, прижимаясь к родному тапочку…  Утром Малыша вытащили и отдали в другой дом, там тоже били, но не так сильно. Дети бывают такими жестокими. А потом он надоел и его подарили, но и там он оказался не нужен - больной и печальный и его просто выкинули на эту дорогу…

Радуги не было. Он закрыл единственный глаз, и стал ждать утро.

Но, вдруг темноту прорезал свет фар.

Конечно, за ним возвращаются. Его потеряли, забыли, случайно оставили посреди дороги. Сейчас его заберут и отвезут к ней!

От радости Малыш даже нашел силы подняться на передние лапы… чтобы не проехали мимо, чтобы заметили!

- Смотри, что это? Вон, посреди дороги. Да, тормози же!

Машина пошла юзом, захватив обочину, но остановилась, протяжно взвизгнув тормозами.

- Смотри-ка, шпиц…

Трое склонились к нему.

- Господи, какой неухоженный… Худой. Шерсть свалялась, как валенок. А что у него с глазом? – женский голос дрожал от жалости.

- Оставь его, Ольга. Неужели ты потащишь эту гадость в машину. А вдруг он заразный? Не даром его выкинули, вот так…

Мужчина раздраженно вернулся к машине и захлопнул за собой дверцу.

Второй, молча разглядывающий подкидыша, снял плащ и протянул его девушке. Осторожные руки приподняли Малыша и завернули в теплую ткань. Но даже эти движения вызвали в измученном тельце нестерпимую боль и шпиц взвизгнул, дернулся и напрягся.

- Бедняжка, потерпи…

В теплоте салона нависла напряженная тишина.

- И куда изволите везти это чудо?

- Я заберу его к себе, - примирительно подал голос тот, кто отдал свой плащ.

Машина мягко тронулась, и Малыш даже смог задремать, пристроившись на коленях у девушки, подоткнувшей с боков полы плаща.

Во сне ему снилась хозяйка… Такая, какими бывают самые дорогие и значимые люди – Самая красивая на всем свете. Единственная. Она звала Малыша к себе, смеялась и махала рукой… А он никак не мог ее догнать. Она исчезала в дымке, а голос звал, звал…

- Что же с тобой случилось, малыш, - шептала девушка, мягко касаясь его шерстки.

Тот, кто вел машину, возмущенно фыркнул.

- Приехали, мать Тереза. Отдавай пса. Я устал и хочу домой.

Ольга передала свою ношу Павлу - второму спутнику. Малыш застонал…

Ольга из машины смотрела, как Павел неуклюже пытается открыть дверь в подъезд, пристраивая сверток с собакой на колено. Не выдержав, она бросилась на помощь.

- Не смей, - зашипел голос мужа в спину.

- Езжай, я ему помогу, - бросила она на ходу и не оглядываясь зашла в подъезд.

- Как ты думаешь, до утра дотянет? – испуганно спросила Павла, когда на свету разглядела находку.

Малыш был совсем плох. Она попыталась поставить его на ножки, но он не смог удержать равновесия. Блюдце с молоком так и осталось нетронутым.

- У тебя шприц есть? А мед? – спросила она хозяина. Влив в рот собаки несколько глотков теплого молока с медом, Ольга уложила Малыша на коврик. Ночью, она слышала, как тихо постанывая, плакал Малыш, которому снилось, как его снова пристраивают в новый дом…

Утром они напряженно сидели в коридоре ветеринарной клиники, ожидая окончания обследования. Пожилой доктор, напоминающий Айболита, вышел нервно потирая руки. Ольга поняла, что это дурной знак.

- Друзья мои… собачка истощена, запущена, глаз гноиться, но… Это не самое страшное. У нее опухоль печени, дистрофия почек, увеличены лимфоузлы, не работает кишечник, полностью забитый каловыми массами… Вот такой букет, да-сс… Вам надо принять решение. Оно не простое.

- Неужели нет никакой надежды? – перебила врача Ольга.

- Надежда… - задумчиво пробормотал Айболит. – Тут не надежда нужна, а чудо…

- Доктор, давайте оставим чудеса Богу,  и обсудим, что можем сделать мы… Капельницы, операция, лекарства… Вы только скажите!

Врач понимающе, с печалью в глазах, слушал ее настойчивые убеждения.

- Да, операцию можно сделать, но сколько он после нее проживет, месяц, два? Вы ведь не его хозяева…

- Какая разница. Главное, чтобы он выжил!

Врач вздохнул.

- Вы не понимаете. Это собака. Она живет ради хозяина – он ее жизнь. А  у этой собаки отняли все – здоровье, дом и смысл жить дальше.

- Доктор, я умоляю, давайте попробуем…

- Попробуем продлить мучения? -

- Оля, подойди к нам, - позвал Павел, стоящий около стола, на котором лежал Малыш.

Ольга с удивлением оглянулась, но пожав плечами выполнила просьбу Павла.

- Посмотри на него…

Она наклонилась и… Отвела глаза от страдальческой мордочки. Одинокий глаз тоскливо смотрел в пространство мимо нее. Он ждал. И ждал не ее.

- Малыш, - тихо позвала Ольга шпицулю. Он сморщился, закрыл глаз, из которого выкатилась крупная слеза… - Прости нас, Малыш.

Айболит аккуратно вел обезболивающее и снотворное. Скрюченное от боли тельце медленно расслабилось.

- Он улыбается? – удивилась Ольга.

- Он уже бежит по радуге, - вздохнув сказал Айболит, заворачивая малюсенькое безжизненное тело. – Есть такое поверье, что собака – это последний ангел, которого Бог оставил на Земле человеку, чтобы тот не забыл, что такое добро и благодарность… И когда собака уходит, она бежит по радуге, возвращаясь в мир справедливости и счастья. Не плачьте барышня, он улыбается… Он уже встретил за радугой ту, которую потерял. Он счастлив.

Пожелайте же самой мягкой радуги Ангелу, много ласки, вкусняшек, и пусть у него ничего не болит.

Автор: Елена Полярная

Понравилось - поделись с друзьями!

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

СТАТЬИ НА ЭТУ ТЕМУ:

7 комментариев

Filed under Рассказы

7 Responses to Разделительная полоса — быль.

  1. Лара

    Странный финал… Пришли, чтоб лечить, и усыпили. К расходам были готовы, я так понимаю. И к уходу тоже. И любви вроде достаточно. Всё разбилось о взгляд собаки «в пространство мимо неё», и о выводах ветеринара об отнятом смысле жизни. У собаки. Смысла жизни. При безапелляционном знании ветеринара — в чем он состоит, и о том, что собаки мыслят (этимология слова «смысл» предполагает наличие мысли, или нет?). Так бы все потеряныые/выброшенные и подобранные чужими людьми собаки и умирали, от потери смысла жизни. И ветеринар странный…

    [Ответить]

    admin Reply:

    Лариса. Это не выдуманный финал. Это быль. И диагноз — опухоль печени, дистрофия почек, увеличены лимфоузлы, не работает кишечник, полностью забитый каловыми массами…
    К сожалению жизнь вообще странная штука. В ней, представьте себе, даже здоровые собаки умирают от тоски… Не слышали о таком?
    «Если ты что-то не видишь, не знаешь или не чувствуешь, это не значит, что этого нет».

    [Ответить]

    Лара Reply:

    Я верю, что это реальная история. Кишечник лечится, с прочим живут, не могу сказать сколько — по разному, на паллиативе. Боли не было. Пафос тех, кто подобрал, разбился о цинизм доктора. В какие бы красивые слова не облекалось — суть пояснений ветеринара — «не вижу смысла». Он посчитал, что нет смысла, а не пёс. А новые несостоявшиеся хозяева смалодушничали. Извините за жесткость. Врачи с опытом быстро перестают смысл искать. Сама врач и заводчик, такая вот ирония. Знаете, ужасная аналогия, но самая точная, ещё раз простите за обращение к очень спорным вопросам — рожает мамочка ребенка-инвалида, и решает — подниму, а добрые доктора — зачем вам это, все равно он… и дальше по тексту.

    [Ответить]

    Лара Reply:

    P.S. Если вдаваться в медицинские вопросы, то и опухоль не факт, что злокачественная (за пару часов гистология не делается), и лимфоузлы — не обязательно метастазы, может и инфекция быть и реактивная гиперплазия, и почки тоже вполне возможно поражены обратимо, раз собака истощена и с копростазом. Признаю, рак — скорее всего, и мои слова сейчас больше похожи на провокацию, и развеивать иллюзию добродетельности я не в праве, да и решать — иллюзия ли — тоже. Но… Вот реально — взял — тащи, моё мнение, или оставь, не бери. На дороге у неё шансов больше было. Этакое абортивное милосердие получилось.

    [Ответить]

    admin Reply:

    Лариса, я рада, что рассказ вызвал у вас такие эмоции и чувства. Не будем забывать, что это литературная форма, и идея и была — разбудить в человеке сотрадание, желание помочь и не предавать. Значит мне удалось это.
    Это то, что касается литературы.
    А теперь про жизнь.
    Я, когда узнала эту историю и пообщалась с девушкой, которая нашла Малыша, ревела неделю точно. Спать не могла, так как по характеру похожа на вас — бороться до конца и точка. У меня тоже собаки — шпицы, и люблю их безмерно.

    [Ответить]

    admin Reply:

    И, сейчас, прочитав ваш комментарий, я вспомнила все эти переживания… И у меня даже возникло вчера желание переписать конец. Врач -гад, те кто нашли — по большому счету тоже предатели.
    Но потом, подумала…. И оставила все как есть. Потому что и врач — не гад, а уставший человек с притупившимся состраданием, и требовать от посторонних людей подвига ради подобранной собаки… Не все способны на это. Жизнь такая. И мы такие — люди… И мы предаем их. А потом читаем и плачем… Потому, что прочитать и поплакать легче, чем помочь. Хорошо, что есть такие, как вы. Но , есть и другие. А рассказ пусть будит протеворечивые чувства, пусть люди думают, пусть принимают решения, учаться брать ответственность на свои души… Вот такая задача у этого рассказа.

    [Ответить]

  2. Лара

    Глаголом жечь сердца людей…) Да уж, воистину задача литературы не отвечать на вопросы, а ставить их.

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *