Monthly Archives: Июнь 2015

Едем в творческий отпуск!

Пришло лето. Как его провести, чтобы не было "мучительно больно" в октябре?

Какое небо голубое...

Какое небо голубое...

Выбрать для себя самый приемлемый вид отдыха. Для кого-то это море и ночные дискотеки, для кого-то лесная глушь... Не мы придумали пословицу про " пирожок и свиной хрящик" )))))).

Насладиться отдыхом до одури, так, чтобы рука сама потянулась к клавиатуре. И тут опять не угадаешь. Кому-то надо для "передыха" всего одну неделю, а другому и месяца мало, чтобы прийти в себя от городского гвалта.

Я вот, по мнению окружающих, последние две недели тупо валяюсь шезлонге и просто смотрю в небо.

А я надышаться и насмотреться не могу! Какое оно синее, какие облака... Какие сосны вокруг вековые... Одним словом - медитирую, впитывая в себя эту первозданную красоту.В результате за этот период одна сказочка - "Кукушкино ДЕЛО" на свет и появилась . Зато как легко писалась...

Мне в моем укромном уголке, спрятанном от тысячи глаз, за сотни километров от цивилизации - ХОРОШО!

Очень надеюсь, что скоро оцепенение пройдет и я "разрожусь" чем-то стоящим, что не стыдно будет выставить на всеобщую оценку осенью. Чего и вам желаю.

Сладкое ароматное лето!

Сладкое ароматное лето!

Счастливого творческого лета!

Елена Полярная.

Leave a Comment

Filed under Дневник писателя

Кукушкино «ДЕЛО»

"Кукушкино "ДЕЛО"

"Кукушкино "ДЕЛО"

В заповедном лесу стоял страшный переполох. Хлопотливая трясогузка подняла тревогу сразу, как вернулась в свое гнездо.

И как ей было не возмущаться, когда на мягкой подстилке среди трех собственных птенчиков она обнаружила четвертого – серого и прожорливого великана. «Подкидыш» был больше трясогузки раза в четыре и устрашающе раскрывал клюв так, как будто был готов проглотить приемную мамашу.

Сложив в его ненасытное чрево все, что было добыто за утро с таким изматывающим трудом, оставив своих родных птенчиков голодными, трясогузка полетела за новой партией корма, по пути рассказывая всему птичьему народу о великом беззаконье, творившемся в лесу.

- Чик-чик-чирик, ратуйте птицы – добрые… Чик-чик-чирик… Да где это видано? Да где- это слыхано? Я – такая маленькая, да разве прокормлю четверых птенцов?

Галки, вороны, сороки, пушистые воробушки, перепелки, скворцы… Возмущенно трещали, каждый на свой лад, поддерживая оскорбленные чувства трясогузки…

 Нет, то что кукушки каждый год подбрасывают в гнезда свои птенцов, было не новостью. К этому даже как-то привыкли и принимали, как должное. Выкинет горе-мамаша из гнезда маленьких обитатели, которых тут же утащит скорая на такие дела лисица, а вместо них подсунет своего – одного крупного детеныша. Вернутся хозяева гнезда, а там новый житель. Погорюют, поплачут, покружат над гнездом, высматривая в траве родных малышей, но разве вернешь… В лесу закон выживания жесток. А затем родительский инстинкт возьмет верх над горем и начнут новоиспеченные родители выкармливать одного большого прожорливого кукушонка.

Так было и будет… И никто поэтому поводу не возмущался.

А тут случилось неслыханное. Вернувшаяся в свое гнездо трясогузка обнаружила нежданное прибавление.

Не справиться ей! – чирикали озадаченные птицы, призывая на суд мудрую сову.

Сова прилетела, застав такой оглушительный гомон, как при лесном пожаре. От шума в соседней деревне забеспокоились собаки. Подняли лай и вой. Усевшись на сук старая сова, приказала всем замолчать, и отправить гонцов за горе-мамашей, для выяснения обстоятельств. Это распоряжение было встречено с одобрением и часть птиц приступила с энтузиазмом к поиску. Но уж такой птичий нрав, что увидев мимо пролетающего комарика, сидящего на ветке жучка или гусеницу, большая часть из «гонцов» тут же принялись за ловлю съестного, забыв, куда их послала сова. Поэтому кукушку так и не нашли.

Но сова, не очень то расстроившись, выдала второе решение, которое вызвало сначала легкое недоумение, а потом и возмущение.

- Учитывая чрезвычайные обстоятельства, надо помочь трясогузке всем миром в выкармливании птенцов.

Птицы сразу примолкли и каждая стала обдумывать, что надо будет урвать у собственных детишек лишнего жучка. После этого, желающих посочувствовать как-то сразу поубавилось. Ведь одно дело кричать, да крыльями махать, а совсем другое - лететь за лишний порцией для трясогузки.

Трещащая и кричащая стая над лесом сразу умолкла и начала быстро уменьшаться. Все сразу вспомнили про незамедлительные дела и постарались убраться подальше от так неожиданно навязанной благотворительности.

- Что и следовала ожидать… - констатировала сова. – Ну, и я полетела.

- Как, - возмутились, оставшиеся несколько птах. – А кто проблему будет решать?

- Какую? – искренне удивилась сова. - В лесу тихо, значит порядок я навела. А кукушку вы не наши. А нет кукушки – нет и проблемы.

И сова, довольная собственным вердиктом, ухая полетела досыпать в свое гнездо. Птицы удивленно покрутили головами, пытаясь осмыслить ее слова. Но собственные дела действительно не ждали. В гнездах сидели голодные птенцы, поэтому через час в лесу просто забыли о случившемся.

Солнышко светило, птички щебетали, легкий ветерок шелестел молодой зеленью – красота! И в гнезде трясогузки был полный порядок, который навел, вернувшийся из командировки с сельского гумна, папа-трясогуз.

- Все живы? – деловито спросил он, пересчитав потомство. – О, даже на одного больше?!

Вывалил принесенную добычу, всех накормил, и загордился, закружил в танце над гнездом.

- Вот я отец – молодец! Чик-чирик! Какое семейство нажил!

Мама – трясогузка, от внимания такого шикарного самца, тоже причипурилась, распушив хвост и крылышки. И даже попыталась исполнить сольную партию, но засмущавшись собственного счастья, бросила все силы на уборку гнезда. Лесным обитателям при этом стало как-то не ловко, отчего-то совестно и все сделали вид, что ничего и не было.

А в это время – молодая кукушка, недавно подкинувшая в чужое гнездо «первенца», сидела в густых зарослях и лила слезы. Жалко ей было родного дитятка и обидно, как быстро он забыл свою непутевую мамашу.

Видела она, как радостно кукушонок устремлялся навстречу новым родителям, подставляя ненасытный клюв под каждую новую порцию, как маленькая трясогузка, причесывала ему перышки, прыгая, чтобы дотянуться, по спине новоявленного сынка, и не понимала, почему она сама себя лишила такой радости.

Так кукушка, настрадавшись в волю, забилась в теплое гнездо, оставленное с осени лесными птахами, - сама то она гнезд вить не умела, да и к чему оно ей, и заснула, а во сне ей в голову пришла удивительная мысль…

Новое утро в лесу, ясное и светлое, было нарушено отчаянными воплями трясогузки.

- Исчез! Украли! Сынка самого любимого и красивого, какой-то злодей ночью утащил!

И опять закружились над лесом птичьи стаи, вопя и страдая от нового беззаконья. Воровку-кукушку нашли быстро. Кстати, она и не пряталась, светясь от счастья, приводя в порядок прижавшегося к ней кукушонка. Новое гнездо пришлось им двоим, как раз в пору.

Пытались ее птицы усовестить и уговорить, объясняя, что не ее это дело сынка воспитывать.

- Из покон веков, так повелось, что вы-кукушки, своих детей в чужие гнезда подкидываете. Ты что, не хочешь быть как все?

Но на все нападки и яростные крики птиц, кукушка только «Ку-ку» и отвечала, посмеиваясь черным глазом. Потому что не будешь ведь объяснять каждому, как ночью ей пришла в голову гениальная мысль:

«Что ей, до того, как жили и будут жить все кукушки до и после нее и вовсе дела нет».

Автор: Елена Полярная

© Copyright:Елена Полярная , 2015

Leave a Comment

Filed under Сказки для взрослых